WEIMARANER ~ VEIMĀRIETIS

Sena vācu šķirne, kas selekcionēta Veimāras lielhercoga Kārļa Augusta aizgādībā XVII gadsimtā. Sākotnēji sudrabainie suņi bija palīgi lielo dzīvnieku medībās, bet ar laiku pievērsās vairāk putniem. Tomēr joprojām veimārietis ir universāls medību suns, kas spējīgs uzrādīt putnu, iet pa asinspēdām, pienest nošauto medījumu , dzīt āpsi vai pat mežacūku...

  Universāli, talantīgi mednieki, un arī lieliski dienesta suņi, kompanjonsuņi, sportisti un vienkārši labi draugi.
  Veimārieši ir fantastiski suņi brīnišķīgā sudrabmirdzošā krāsā ar inteliģentu skatienu dzintarkrāsas acīs. Viņiem ir atlētisks augums un elegantas kustības, viegli kopjama īsa spalva un bezgalīgi uzticams un draudzīgs raksturs ...
    Šķirne radīta medībām kopā ar cilvēku, tomēr  mūsdienās sadarbība ar saimnieku var izpausties arī citās aktīvās un interesantās nodarbēs - dažādos suņu sporta veidos( adžilitī, paklausības disciplīnas, baikdžorings utt.), garās un aktīvās pastaigās kopā ar saimnieku, orientēšanās pa mežiem un tādā garā...  

Veimārietis ir laimīgs kopā ar saimnieku darot it visus mājas darbus, dārza darbus, atpūšoties un visās citās aktivitātēs  - bet tikai kopā ...
 Veimārietis ir suns ar daudziem talantiem -
 viegli apmācāms, azartisks, uzticams, bezbailīgs, draudzīgs, vērīgs, psihiski  līdzsvarots un  paklausīgs.
     Veimārietis, kurš ir saimnieka draugs, kompanjons un sarunu biedrs, ir ļoti attapīgs suns, kuram dažreiz pietiek tikai ar galvas mājienu, lai saprastu un izpildītu saimnieka vēlmi.

Lai gan veimārieši  nav īpaši radīti sargsuņa funkciju pildīšanai, viņi ir spējīgi kritiskās situācijās aizsargāt gan savu saimnieku, gan tā īpašumu - šķirnes standartā tas  norādīts kā šķirnes svarīga pazīme.  Taču agresija pret cilvēkiem vai citiem suņiem šai šķirnei nepiemīt, tāpēc nekādā gadījumā nevajadzētu iegādāties veimārieti tikai kā sargsuni  teritorijai...

Veimārietis ir fiziski spēcīga šķirne, tādēļ viņa audzināšanu nevajadzētu atstāt pašplūsmā... Laicīgi jāmāca  pamata paklausības iemaņas un disciplinēta uzvedība, veimārietis ar prieku mācās dažādus trikus, labprāt attīsta medību instinktus un kamanu suņa iemaņas.


 Ja esat gatavi ieguldīt laiku un mīlestību savā kucēnā, viņš izaugs par suni, kuru jūs varat ņemt līdzi jebkurā situācijā, paļauties uz to un lepoties ar savu aristokrātisko, skaisto un gudro draugu.

 

 

 


Веймаранер, он же веймарская легавая, совершенен настолько, что его постоянно хочется рисовать, фотографировать, снимать в рекламе и вообще всячески им хвастаться. И, собственно говоря, весь мир уже давно именно этим и занимается; ну а у нас веймаранер до сих пор практически неизвестен. A в Америке их живет около трехсот тысяч!  Впрочем, знатоки веймарских легавых немодности своих любимых собак только радуются. Ведь стоит какой-то породе войти у нас в моду — и она немедленно начинает портиться, очень уж многие принимаются разводить популярную живность, не обращая никакого внимания .... И в результате порода теряет свое великолепие. Это и вообще никуда не годится, а уж в случае с веймаранером, безупречным скульптурным произведением кинологов далекого прошлого, такие игры и вовсе недопустимы. 

Судя по всему, веймаранеры существовали уж очень давно, ведь их рисовал еще Ван Дейк. Однако рисовал он их явно под каким-то другим именем — веймаранеры официально стали веймаранерами только в XVIII веке: в то время этих безукоризненных охотничьих собак особенно сильно полюбили в немецком городе Веймаре, и уж оттуда пошло их триумфальное шествие по всему миру. Причем изначально эти элегантные и довольно нежные с виду собаки предназначались для звериной охоты — они искали кабанов, лосей и вообще всех, кого попросят. Ну а когда с крупной дичью в Европе было в основном покончено, универсальные веймаранеры весьма непринужденно переключились на птиц. Почуяв добычу, веймаранер замирает в стойке и становится таким прекрасным, что даже не очень понятно, как это охотники могут оторваться от созерцания подобного великолепия и в кого-то там попасть. Впрочем, охотники вообще довольно странные люди — так, многие из них считают, что, если какая собака считается охотничьей, так пусть она непременно охотится, а держать ее просто так, для души, надо запретить немедленно и навсегда. Примерно так и поступили со своими веймаранерами немцы — тамошние заводчики ни за какие коврижки не продадут эту собаку тому, кто вовсе не намерен стрелять в невинных птичек. Ну, это не беда — к счастью, рядом с Германией есть Польша, где веймаранеров с энтузиазмом разводят и продают всем, в том числе и самим немцам. 

И пусть простят нас немецкие, да и все остальные охотники, но веймаранер очень даже неплохо обходится без охоты и никаких моральных страданий из-за своего превращения в диванную собаку не испытывает. Однако созданный для движения, он все же не сможет вести тот образ жизни, какой осчастливил бы мопса. К сожалению, некоторые люди, потрясенные декоративностью этой породы, покупают веймаранера (около €1000 за щеночка), не отдавая себе отчета в том, что быть просто украшением эта собака не сумеет. Веймарской легавой нужно уделять время, причем немалое — чтобы она чувствовала себя хорошо, ее необходимо утомлять, а утомить этого резвого охотника очень непросто. Три-четыре часа активных прогулок и других подвижных развлечений — это тот минимум, без которого веймаранер впадет в нервность, примется громко себя жалеть и от нечего делать постарается разнести весь ваш дом. Вы не смотрите, что эта собака выглядит хрупкой и элегантной — 30-40 килограммов мускулов и предприимчивого характера способны очень на многое, поэтому эту легавую надо чем-то занимать. Причем не только физически, но и умственно. Можно, например, спрятать (но только очень хорошо — у веймаранера потрясающее чутье) нечто дорогое ее сердцу, и упорная собака с восторгом займется поисками. Веймаранеры вообще очень любят трудиться и соглашаются на любую работу — хоть в прятки играть, хоть за тарелочкой бегать, хоть на аджилити скакать, хоть лыжника тащить, хоть перед публикой выступать......
У маленького веймаранера глаза имеют ослепительно голубой цвет. Взрослые меняют эту синеву на более солидный янтарный оттенок. До последнего времени этим собакам было принято купировать хвосты, но поскольку в мире торжествует гуманизм, то резать щенячьи хвостики мало-помалу перестают даже у нас. Длинный хвост ничуть не портит совершенной красоты серебряного призрака; впрочем, его красоты ничто вообще не может испортить. Кроме, пожалуй, лишнего веса — толстый веймаранер похож на какую-то нелепую длинноногую свинью. Однако чтобы этот пес растолстел, надо очень постараться — да, как и большинство охотников, веймаранер очень любит и кушать, и попрошайничать, однако он так много скачет, что вся эта еда сваливается с него как с гуся вода. Но не стоит позволять этим собакам всякие буйные прыжки сразу после еды: у больших псов из-за этого возможны проблемы с желудком (их желудок, как бы подвешенный внутри собаки на веревочках, болтается и может замотаться самым опасным для жизни образом). 

На других живущих в доме животных большинство веймаранеров просто не обращает внимания. К посторонним людям собаки этой породы тоже обычно совершенно равнодушны, и на все исходящие от чужаков похвалы и восторги они отвечают разве что холодным, слегка презрительным взглядом короля, утомленного поклонением всякого плебса. Зато со своими они так нежны, так ласковы, что и словами не передать. И хозяева, конечно, платят им взаимностью. Часто люди и сами не замечают, как такое получилось: заводя собаку, они искренне собирались воспитывать ее в строгости, но почему-то строго воспитанный веймаранер спит у них в кровати, положив голову на подушку, и никто его за это не осуждает. Возможно, это потому, что даже обычная кровать, облагороженная присутствием неотразимого веймаранера, немедленно начинает выглядеть как ложе какого-нибудь Луи.... 

Журнал «Weekend» № 25(71) от 04.07.2008